Вирубка

У Новій Каховці, Херсонська область, проводиться хижацька вирубка лісозахисних зон по береговій смузі річки Дніпро. Вже є негативний досвід вирубки берегоукріплюючої зони річки Дніпро в Каховському районі сел Любимівка, Софіївка де знаходяться під загрозою затоплення населені пункти. Подібна вирубка зараз відбувається на території міста Нова Каховка селище Дніпряни.

 

Приговоренный лес

 

Когда деревья становятся большими о них начинают проявлять "особую заботу". Как, например, о тополиной роще, украшающей и укрепляющей побережье Днепра.
 

Целлюлозы не получилось

С тополей, подпирающих небо, слетают последние листья – словно заблудившиеся минуты лета. Осень что-то шифрует в зелено-золотых "конвертах". Сколько ни шурши мягким ворохом лесного убранства, хоть утони в нем – тайны не узнаешь. Впрочем, терпкий запах из ковра тополиных листьев напомнит: совсем недавно была весна, когда деревья выстреливали липкими молоденькими листьями, пахнущими обновлением. Летом, в жару, они манили прохладой, в которой, словно в высоком храме, переливался птичий перезвон. А с первых дней осени лес стелил скатерти-самобранки с шампиньонами, груздями, вешенками, валуями. Такая вот лирика.

С практической точки зрения тополиный лес у Днепра в районе Днепрян 30 лет назад сажали по нескольким соображениям. В частности, для укрепления песчаного побережья и как сырье для Цюрупинского целлюлозного комбината. Комбинат "умер", а пески, благодаря "продуктивному" тополю, стали плодородной землей. Став завершенной и совершенной экологической структурой, лес "приручил" многих любителей "зеленого" отдыха.

Лесных дел мастера подсчитали, что в 30-35-летнем возрасте, достигнув своей зрелости, тополь умирает. Продлить ему век, как это ни парадоксально, можно вырубкой. Спилить почти до земли, разрыхлить корневую систему и таким образом вынудить почти мертвый тополь пустить молодую поросль, которая при должном уходе может стать новыми деревьями. Одним словом, в декабре этого года будет спилено 10 гектаров из 25 тополиного леса, украшающего и укрепляющего береговую зону. Эту информацию нам подтвердили лесничий Бериславского лесничества Николай Галушко, главный лесничий Каховского лесхоза Ольга Гулак и руководитель этого же лесного хозяйства Виктор Тищенко.

Узнав, что журналисты заинтересовались темой очередного лесоповала, Николай Галушко заметил: "Я говорил, что надо заранее подготовить население к предстоящей вырубке". Действительно, смерть под пилами третьей части высоченного красивого леса – зрелище не для слабонервных. Если учесть, что среди приговоренных деревьев – большая часть живых и крепких.

"Все здесь спилят!"

О готовящемся "восстановлении" я узнала случайно. Прогуливаясь погожим воскресным днем среди тополей, услышала визг бензопилы. Мужичок-браконьер валил дерево на дрова. Соврал, конечно, что с разрешения лесничества, и добавил: "Да скоро тут все спилят". (К сведению работников Каховского и Бериславского лесничеств: неофициальная "чистка" тополиной рощи длится давно, методично и совершенно безнаказанно.) Браконьер указал на зарубки: несколько сотен деревьев (и засыхающие, и вполне здравствующие) – в отметках от топора.

Видимо, с целью уберечь нервы представителям власти и экологам Новой Каховки, их не поставили в известность о готовящейся рубке. Чтобы спилить более трети леса достаточно согласия нескольких специалистов, сказал Виктор Тищенко. Подписали этот "приговор", то есть "Акт обследования насаждений, что требуют лесовосстановительной рубки" кроме упомянутых выше специалистов главный инженер-лесопатолог Херсонского предприятия "Лесозащита" Г. Вайсбурд, начальник лесоустроительной партии "Укргослеспроект" М. Войчик, замначальника госуправления экологии и природных ресурсов В. Розыскул. Все они авторитетно постановили: "Осмотренные насаждения перезрелого возраста, теряют свои защитные функции (водоохранные, противоэрозийные), интенсивно засыхают. Если из насаждений изъять деревья, которые подлежат выборочной санитарной рубке, полнота насаждений станет ниже критически допустимой – 05.

С целью предупреждения распространения стволовых вредителей и болезней леса, послабления порослевого возобновления насаждений, необходимо срочно провести лесовосстановительную рубку, которая направлена на повышение производительности, улучшение качественного состава насаждений..."

Восстановительная смерть

С научной точки зрения вроде бы все логично, но вот ученики и учителя Днепрянской средней школы (среди последних, кстати, есть те, кто в конце 70-х сажал и поливал эти деревья) заявили, что станут живой цепью и не дадут спилить ни одного дерева.

Даже если согласиться с доводами лесоохраны, трудно верится в то, что из пней возродится новый лес, нет такого примера в нашем регионе. Третий год город наблюдает "восстановительную рубку" на улице Ленина.

Посадить сегодня новый лес дорого: 6-7 тысяч гривен необходимо потратить на озеленение одного гектара. А сколько стоит гектар 30-летнего леса? Формально – сущие копейки.

Странным образом совпало: лес вдруг стал "умирать" в отчетах лесников, когда продажа "зрелого древостоя" за границу стала очень прибыльным бизнесом. Металл мы уже вывезли, пришла очередь лесов. Скупщики тополя утверждают, что он, дескать, не имеет промышленной ценности – мягкая древесина. Но благодаря современным технологиям и из опилок можно сделать красное дерево. Тополь, говорят, хорош в качестве вагонки для саун, да и мебель неплохую из него турки делают, которую потом нам же и продают.

Достигнув пика своей красоты, деревья умирают. Наивны поэты, твердящие, что деревья – как люди. Люди, слава Богу, не выбраковывают сами себя по достижении "срока зрелости", они решают таким образом судьбы других земных существ.

Один провидец утверждал: лесорубы в следующей жизни становятся деревьями. Только так они могут прочувствовать, как больно раздваиваться под пилой...

Валентина Артамонова