Ландшафтный парк

О страшной пыльной буре, случившейся в 1891 году, в Донбассе помнят до сих пор. С перерывами в два-три дня она бушевала целых 26 суток. Верхний слой почвы срывался и уносился прочь вместе с семенами и всходами растений. Некоторое время спустя грязевые дожди пролились в Финляндии, Польше, Петербурге…

О страшной пыльной буре, случившейся в 1891 году, в Донбассе помнят до сих пор. С перерывами в два-три дня она бушевала целых 26 суток. Верхний слой почвы срывался и уносился прочь вместе с семенами и всходами растений. Некоторое время спустя грязевые дожди пролились в Финляндии, Польше, Петербурге…

В 1892 году была организована  экспедиция с чрезвычайными полномочиями, которую возглавил известный ученый  В.В.Докучаев. Члены экспедиции должны были претворить в жизнь проект и выяснить, как в дальнейшем противостоять этой стихии и найти эффективные способы ведения хозяйства в степных регионах. Одним из трех экспериментальных участков стал Старобельский участок у села Городище (нынешний Беловодский район Луганской области.): на площади пяти с лишним тысяч гектаров степной зоны было решено насадить леса, распределить их  по водоразделам, перевалам, в сухих  балках,  а также развести в степях фруктовые деревья, обустроить пруды и водоемы, добиться регулирования уровня рек и речек. Экспедиция выполнила свою задачу : уникальный опыт в дальнейшем  был использован не одной страной.

 

УРОЧИЩЕ ЮНИЦКОГО

Старобельский участок наиболее подходил для избранных целей. По выражению Докучаева, это был «типичнейший образчик открытой, полубурьянной степи, как бы намеренно выставленной на волю  ветрам, зною и засухам». Когда ученые прибыли сюда, они увидели бескрайние ковыли, бурьяны, знаменитый Криничный Яр и… сотни снующих , суетливых сусликов.

 Участок оказался в то же время наиболее трудным и сложным. Главная идея проекта заключалась в том, чтобы задержать весеннюю талую воду и сохранить ее через «облесение» ( от слова «лес») прудов., в начале 1894 года его заменил Константин Юницкий.

Начало эксперименту положили два питомника площадью около пяти гектаров, плантации тополей и ив, насаждения сосны, а также ваточника и сахалинской гречихи – за шесть лет было создано около девяноста гектаров насаждений - полностью закрепили и «облесили» Криничный Яр и овраги, примыкающие к нему. В.В.Докучаев писал, что на этом примере надо учить местное население, как защищать почву в степных районах от разрушительного действия эрозии. Неподалеку  в урочище Попова был  создан целый каскад прудов в бывших балках, которые задерживали талые воды. Они существуют до сих пор и являются предметом особой гордости заказника, унаследовавшего имя одного из его руководителей  - Константина Юницкого.

 

РАРИТЕТЫ ЗАПОВЕДНОЙ ЗОНЫ

 Предметом особой гордости уже нынешнего управляющего  Александра Монякина  является и могучая столетняя и при том единственная в области ель Энгельмана, отличающаяся от обычной своеобразным запахом, который нравится далеко не всем. Есть и столетний дуб, высаженный  самим Докучаевым. Удивительно, но сохранился здесь и дом, в котором жил и работал Юницкий. ( Он был убит на крыльце своего дома в 1918 году – кто-то позарился на его теплую генеральскую шубу - все главные лесоводы госдепартамента  являлись генералами). С резной верандой и двумя резвыми белочками в ее орнаменте домишко оказался на удивление прочен - здесь до сего времени размещается административный корпус, а также музей. Музею отведены целых три комнаты, в которых экспозиции наглядно демонстрируют, кокой была степь до вмешательства в нее человека, и какой – после.

Экспедиция Докучаева прекратила свою работу в 1899 году – не хватало средств. Старобельский участок преобразовали в Деркульское опытное лесничество. Ведь  на его территории Константин Юницкий заложил удивительный дендрарий – всего около 200 видов древесных и кустарниковых пород. Ученого заинтересовал эксперимент смешения разнообразных пород. Высадил секцию барбарисов, в том числе крупноплодных. Плантации вечнозеленой магонии.  Появились здесь и дубы, ясени, клены, берест, тополь, липы, яблони, груши, абрикосы. Особенно широко были представлены кустарники: акация желтая или карагана древовидная, бирючина, боярышник, вишня магалебская, тамариск, лох, бузина.

 Создание в степи леса было сопряжено с невероятными трудностями. Достаточно сказать, что в первые семь лет в молодых посадках пришлось провести около сорока прополок. В кармане Докучаева лежало 5 тысяч рублей, которые он имел право использовать по собственному усмотрению. Докучаев нанимал селян и рассчитывался с ними прямо на «рабочем месте».  «Вот сегодня у нас в административном здании крыша течет, - добавляет управляющий заказником Александр Николаевич Манякин, имея в виду тот самый домик Юницкого, в котором сегодня располагается и дирекция , и музей.- Но для ремонта нет денег».

ТЕРРАСЫ  НА МЕЛОВОЙ  ГОРЕ      

Особым экспериментом  стало облесение близлежащей  Меловой горы в Беловодске. Дело в том, что вместе с дождями и  талыми водами в местные водоемы с местных мергельных холмов смывалось огромное количество мела. Речка Деркул, например, в это время становилась абсолютно белого, прямо-таки молочного цвета. ( Не случайны  окрестные названия -  село Белое, река  Беленькая, райцентры  Меловое, Беловодск, и т.д.).Чтобы предотвратить смывание мела, специалисты двадцать лет назад решили попытаться высадить на Меловой горе деревья и кустарник. Для этого на горе предстояло сделать террасы. Однако  местные трактористы поначалу наотрез отказались  их «резать».  Пришлось вызвать трактористов из Крыма, где  такой опыт уже имелся. Крымчане и показали меловчанам « как нужно пятиться  на горе, нагребая впереди себя вал». Ведь как  без этой «ступеньки» задержать листву для процесса почвообразования. Впрочем, береза и сосна оказались настолько жизнестойкими, что в отличие от других деревьев укоренялись  даже на меловой поверхности. Со временем меловые горы покрыла густая зелень, и теперь меловчане готовы таким вот террасным способом озеленять и соседям «мертвые»  холмы-горы, а значит и деньги зарабатывать на свои нужды. Но для этого хозяйству конечно нужны специальные тракторы, техника. Ведь прежние давно износились.

ЧУБАТАЯ СТЕПЬ

 Предметом большой гордости руководства заказника является  сохраненный до сих пор нетронутым участок целинной степи в 12 гектаров -  по меньшей мере сто лет к нему никто не прикасается. «Когда я в прошлом году привезла сюда юннатов – рассказала  председатель президиума Луганского областного общества охраны природы Светлана Карповна  Черных, - то заставила детей даже разуться.»

« Да степь  топтать нужно! – не согласился руководитель  центра юнатов  Владимир Яковлев. – Тогда не происходит ее натурализации -  кустарник не наступает». « Да я не о том, - пояснила Светлана Карповна. – Знаете , какая энергетика от степи исходит! Потому босиком – лучшее лекарство от всех болезней.  Ну а если говорить научным языком, Юницкий государственный ботанический заказник является национальным достоянием нашей страны. Его биологические и ландшафтные достоинства известны не только в странах СНГ , но и в дальнем зарубежье – он занесен в список природных объектов ЮНЕСКО при ООН. Он же является ядром, основой того регионального ландшафтного парка, за который мы так долго боролись,  и который должен и далее быть открытой лабораторией для решения научных вопросов сбалансированного земледелия. С ним в Донбассе по-прежнему немало проблем. Ведь степь есть степь, а значит всегда непредсказуема. А научная лаборатория, если от нее хотят иметь отдачу, должна нормально финансироваться.»

По словам лесничих, «упадок» как начался в начале 70-х годов, так и продолжается до сих пор. Правда два года назад решением сессии Луганского облсовета в области учредили первый и единственны ландшафтный парк, сердцевиной которого является заказник Юницкого. Но дальше дело не пошло. Потому общественность пишет питиции о выделении обещанных денег для создания администрации парка. Тогда, дескать, можно на вполне законных основаниях заняться хозяйственной деятельностью, созданием  и обслуживанием туристических маршрутов.

 

НАТАЛИЯ КОНОНОВА (г. Луганск "Центр по изучению общественных процессов и проблем гуманизма").